mosad (mosad) wrote,
mosad
mosad

Categories:

Глава 9. "Моторола", тупик Декабристов

Те 30 тысяч кредитов, что на днях благополучно осели на моем межгалактическом банковском счете, разумеется, не были следствием приступа благотворительности у начальства в отношении заштатного подчиненного. Рачительный хозяин, уж поверьте, не даст работнику и лишнего пенни или фартинга. Поэтому часть из них я со всей осторожностью и с возможным благоразумием трансформировал в местные цини, и, как вы справедливо могли бы решить, отнюдь не для того, чтобы потратить их на кино и девочек. Аванс или лучше сказать стартовый капитал был необходим для выполнения строго и сугубо секретного задания, необходимыми этапами и ступеньками к успеху в котором были подкуп, сиречь, подарки нужным людям, проживание в отелях, аренда автомобилей, посещение дорогих ресторанов (это обязательно!) и увеселительные мероприятия, что я по мере сил и делал, предоставляя остальное Его Величеству Случаю. Вы устали, проголодались? — ешьте, пейте, веселитесь... Завтра будет завтра. Шутить будете на электрическом стуле. Пришел в казино — сделай ставку. В конечном итоге при благоприятном стечении обстоятельств затраты должны окупиться. Это как «экономика должна быть экономной». Слава Богу, я с детства не привык окружать себя роскошью, к прекрасной половине человечества и ее (их) шалостям проявлял умеренный интерес, так что шансы угодить в тюрьму за перерасход выданных на зарубежную командировку средств были крайне малы, если не сказать, ничтожны. Это у пессимиста коньяк пахнет клопами, у оптимиста же каждый клоп пахнет коньяком. Я — оптимист.
           «Моторола» чем-то напоминала мне Будапешт. С моей точки зрения. Не архитектурными излишествами, не дворцовыми комплексами, естественно, а делением на старый город и район новостроек. Как Буда и Пешт. Боюсь, что сравнение может вызвать у вас недоверие и вопросы, посему заранее извиняюсь за причиненные неудобства. В Старый город можно было попасть, только перейдя мост. Мост таким образом олицетворял неразрывную связь прошлого с будущим. По ту сторону — прошлое, по эту — будущее. Все до безобразия просто. И наоборот. Можно выбрать то, что вы предпочитаете и ходить или ездить взад-вперед по нескольку раз за день. Для меня — туриста, не забывайте — очень удобно. В тирольском шляпе и солнцезащитных очках я планомерно исследовал окрестности, уделяя внимание мерам предосторожности, которые туристу необходимы при нахождении в чужом и незнакомом месте. В Барселоне, к примеру, уже опасно бродить по улицам в одиночку, поскольку город наводнен карманниками, мошенниками и гопстопниками. Впрочем, для меня проверки на наличие «хвоста» являлись рутинными, а этой публики я не боялся.
           Вот он, тупик Декабристов. «Хрущевский» дом на отшибе. Темный двор. Парадная, естественно, пахнет кошками и мочой. Серые стертые бетонные ступени ведут на четвертый этаж. Квартира под №15. Над звонком медная табличка, на которой выгравировано: «Удальцов С.Н.». Русский, значит. Это хорошо. Дверь открывает пожилая женщина.
           — Сергей Порфирьич, тут до вас пришли...
           Появляется и хозяин. Он в возрасте. Одет по-домашнему, в теплую пижаму, хотя и не зима, и не холодно. Неказист и неприметен. Лысоват, круглолиц, розовощек, утконос.
           — А вы проходите, молодой человек...
           Двухкомнатная квартирка стандартной площадью 27 кв.м. Совмещенный санузел. Низкие потолки. Стены обклеены обоями под «русские березки». Тахта, двухстворчатый платяной шкаф с зеркалом. Три изрядно потрепанных и обглоданных псом кресла, обеденный стол. Диван. В углу кадка с фикусом.
           — Чем могу служить?
           — Я по объявлению. У вас записывают в кружок игры на гитаре?
           — Это вы опоздали-с. Кружок закрыли по распоряжению властей. Чтобы пресечь вольнодумство и незаконное песнопение, сказали. Но могу записать вас в шахматный, не желаете?
                — Чудненько. Какая, впрочем, разница.
           — С любезностями все в порядке. Так что вас привело ко мне?
           — Я недавно в вашем городе, столице, то есть. Не обвык еще. Расскажите мне, что знаете об Обществе любителей маджонга.
           — Да вы садитесь... Чай, кофе?
           — От кофе бы не отказался, если не затруднит.
           — Отчего же... Маша! Два кофе нам, пожалуйста... Я на минутку...
           Сергей Порфирьич ненадолго исчезает в соседней спальне, возвращается с плотным пакетом.
           — Это вам. Деньги, оружие, визитки, документы. На всякий случай, вдруг пригодятся. Так… Что я знаю о маджонге? Есть у нас такое общество. Скрытное. Членство по приглашению. Чем занимаются? По моим сведениям, политическое подполье. Публика разношерстная, но главари — известные в городе бизнесмены при деньгах, заработанных на черном рынке. Миллионеры и ура-патриоты. Впрочем, кого нынче этим удивишь?
           — Сергей Порфирьич, а вы не задавались вопросом, как туда, к ним в здание негласно проникнуть?
           — Э, батенька... Охрана серьезная, из бывших военных. Вооружены. Это вряд ли... Вот и кофе поспел. Спасибо, Машенька! Оставишь нас, разговор у нас с гостем...
           — Я о том, кого вы могли бы знать из их правления? Человечка, которого можно бы посадить на крючок, а потом вытащить на солнышко, дознание собственноручно провести тщательное?
           — Ну, если вы об этом... Я бы остановился на каптенармусе. Он должен все знать. Доверенное лицо руководства. Вот со знакомством не смогу помочь, уж извините.
           — Что вы, что вы... Премного благодарен за содействие. Дальше я сам как-нибудь. Желаю здравствовать! Спасибо за кофе. Очень вкусный.
           — И вы не болейте, уважаемый...
(фрагмент романа "Арчи Длинные Усы")
Tags: бестселлер, книги, культура, литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments