mosad (mosad) wrote,
mosad
mosad

Categories:

Глава одиннадцатая. Маджонг, баккара и Пушкин - это наше всё

Теперь, что касается меня. Как и положено ответственному руководителю, я беру на себя главное: игру в маджонг. Пора наведаться в логово местных патриотов, а то не дай бог, конечно, еще забудут. Всему свое время. Клиент, то есть я, созрел, чтобы предъявить себя миру азартных игр. Пока теоретически.

      Работа частного детектива, — если вы понимаете, о чем я, — состоит из нескольких этапов: сбор и обзор фактов, выяснение мотивов преступления, составление списка подозреваемых, проверка алиби, вынесение приговора. Классический пример — это расследования Мегрэ, Пуаро, Холмса и т.д. и т.п. У меня другой случай. Я работаю сам на себя. Я не гоняюсь по ночам за Джеком-Потрошителем, не отчитываюсь перед заказчиком и полицией. Мне нужен всего лишь Петухов. Моему секретарю Петухов не нужен. Ирэн пока в «карантине»: ее нельзя к нему подпускать на пушечный выстрел. Тогда почему или зачем я нанял Ирэн на работу в свое фиктивное детективное агентство? Очень просто. Потому что я должен занять ее бесполезной работой, то, что у итальянцев (или не у них?) называется «мартышкин труд». У меня не просто подозрение, а уверенность, что Ирэн не кто иной как агент Общества любителей маджонга, подсадная утка, а наша якобы случайная встреча на улице была отнюдь не случайной, хотя и не нарушала моих планов. Дeржи дрyга близкo, а врaга ещe ближe. Что я и делаю.
       
Загрузить помощника всякой ерундой, чтобы не оставалось времени следить за мной.
       — Доброе утро!
       — Доброе утро, босс!
       — Как настроение? Ваш первый рабочий день, поздравляю, держите, это — вам.
       Я как заправский фокусник достаю из-за спины скромный букетик гвоздик.
       — Ой... спасибо! Свежие, пахнут...
       Мне ли не знать, что не пахнут, сам покупал. Лицемерная особа. Да и я не лучше. Божественная фигура?.. Ничуть. Обычная, как у всех, но все на месте, как полагается.
       — Пустяки. Для меня важно, чтобы вы остались довольны работой и чувствовали себя комфортно. Подпишите контракт. Он типовой, затруднений у вас не должен вызвать. Подписали?.. Вот и чудесно. Держите деньги. Купите все, что нужно для офиса: карандаши, блокноты и прочее, небольшой сейф для документов, вы знаете. Не забудьте квитанцию. И про ланч, конечно. Труд в радость делает человека свободным.
       — А что я должна буду делать?
       — Вам понадобится телефон. Это ваше оружие. Попробуйте найти человека по фамилии... Прохор Коэн. Это ваше первое задание.
       Прохора Коэна, как я подозреваю, не существует в природе, но Ирэн вовсе не обязательно об этом знать.
       — Меня сегодня не ждите. Если что, звоните, не стесняйтесь, докладывайте, как идут дела.
      Доклады Ирэн, разумеется, меня волновали меньше всего. Меня волнуют ее действия, передвижения, с кем она встречается, о чем говорит. Устроившись в плетеном кресле на уличной террасе напротив отеля, заказав кофе и закрыв лицо газетой, я стал ждать. Не прошло и получаса, как моя подопечная вышла и направилась по уже знакомому мне маршруту, в ту самую «забегаловку» на Мейн-стрит, где только вчера мы познакомились. Очень может быть, что тогда за нами (за мной?) уже было установлено наблюдение. Я проводил Ирэн, убедился, что она благополучно вошла в «контакт» с мужчиной в «лондонке» и кожаной куртке. Входить мне вслед за ней в помещение было бы верхом безрассудства, да и зачем: подслушать их разговор было практически невозможно. Я представлял, о чем у них пойдет речь. Довольно и того, что я увидел. Завтра мы с ней побеседуем, а сегодня меня ждет «баккара» в притоне на Медельин-стрит. Не то, чтобы я был охоч до карт, но надо было немного потренироваться, набрать форму перед тем, как появиться в штаб-квартире Общества любителей маджонга. Не хотелось бы осрамиться. По одежке встречают, а по уму провожают. Я был уверен, что баккара там — не только маджонг — в почете.

       Эта азартная игра появилась в средние века во Франции, но потом, уже в 19-м веке, покорила и царский двор России. Как свидетельствуют историки, — а им можно в данном случае верить, — Александр Сергеевич Пушкин, это «наше все», слыл большим ценителем карточных баталий. Его «Пиковая дама» тому лишнее подтверждение. Застолье, шампанское, женщины — и карты. Пушкин, как отмечали его современники, частенько проигрывал довольно крупные суммы, закладывал и перезакладывал им написанные стихи и поэмы, а страсть его к карточной игре была сильной. Он был — и стремился быть — человеком, вхожим в высшее общество, которому ничто аристократическое не чуждо. Карты служили пропуском в эту развеселую беспечную жизнь молодых светских шалопаев.  Мудрено ли, что характер главного героя повести «Пиковая дама», Германна, списан с живых людей, подсмотренных им за «зеленым сукном», а появление повести в печати привела поэта в восторг: «Моя „Пиковая дама“ в большой моде. Игроки понтируют на тройку, семерку, туза…»
День заканчивается как обычно. Я скребусь в дверь. Добрая хозяюшка впускает меня со словами: «А вот и наш красавец явился!» Далее следуют ласки в четыре руки, — к Пи-Пи присоединяется и Люсинда, — вычесывание колтунов в шубке под разговоры «и где тебя только черти носят», в пасть заливается очередная порционная ложка рыбьего жира, чтобы шерсть была густой и шелковистой. Им это — в отличие от меня — почему-то важно. Приходится терпеть. А что делать? Зато вся ночь в моем полном распоряжении, включая блюдце с теплым молоком и холодильник с холодной курицей. Я на них не сержусь. Наоборот, приятно, что в дальнем космосе есть два близких мне человечьих существа, которые заботятся об Арчи. Арчи, если еще не забыли, это мое настоящее имя…
(фрагмент романа "Арчи Длинные Усы")

Tags: бестселлер, книги, литература, общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments