mosad (mosad) wrote,
mosad
mosad

Ta ostatnia niedzela

В 30-е годы, накануне Страшной Войны, Европа упивалась декадентским весельем.
В Варшаве самым шикарным местом был ресторан «Адрия».
Файл:Gold-Petersburski.jpg«Когда Петербуржский играет с Голдом, вы не уснете до рассвета» – девиз «Адрии» на протяжении многих лет.
Ежи Петербуржский и Хенрик Голд были кузенами. Голд играл на скрипке, Ежи – на фортепьяно. Но штука в том, что Ежи не просто играл на фортепьяно. Он был композитором и сочинял танго. Эта сладкая аргентинская отрава уже проникла в Европу. Вальсы и мазурки больше никого не трогали. Всем хотелось умирать от любви и нежности. Каждую ночь. С рассветом выпить кофе и отправиться домой. Чтобы к вечеру быть готовым вновь умирать от любви и нежности.
Прекрасное было время! А Голд и Петербуржский были его кумирами. Голд — маленький, толстый и грустный, Ежи – высокий, стройный и веселый. Ежи Петербуржский не опечалился, даже когда в 1936 году невеста, Малгошка Ставинская, бросила его ради богатого английского промышленника. «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда» — Ежи сделал из своей трагедии чудесное танго.
Популярное русское танго родилось в богемной Варшаве. Называется оно «Ta ostatnia niedzela» — «Последнее воскресенье». В нем поется о том, как парень в последний раз встречается с возлюбленной, которая бросает его ради денег.
</lj-embed>
 
Голд погиб в Треблинке. Но прежде изо дня в день дирижировал лагерным оркестром, сопровождая смертников в газовые камеры. Ежи Петербуржский прожил свою жизнь за двоих.
После раздела Польши он оказался на территории Белоруссии, но не растерялся и создал Белорусский джазовый оркестр, имевший огромный успех. Вы будете смеяться, но «Синий платочек» написал тоже он. Не очень понятно, каким образом музыкант, никогда не державший в руках оружия, оказался офицером ВВС освободительной польской армии генерала Владислава Андерса, воевавшего в Северной Африке.
Однако так случилось с Ежи Петербуржским, и в сороковые годы он вел музыкальные радиопрограммы из Каира. После войны пожил в Израиле, а затем отправился осваивать Латинскую Америку, и за двадцать лет действительно много освоил, поработав в Бразилии, Венесуэле и Аргентине.
В 1968-м Ежи вернулся в Варшаву, женился, хотя ему было уже 73 года, родил сына, и прожил еще десять жизнерадостных лет. Песен он больше не писал.(Беня Зильбер, booknik.ru)

 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments