mosad (mosad) wrote,
mosad
mosad

Последствия для России срыва поставок Ирану С-300

Невыполнение Россией контракта на поставку Ирану С-300 получило дальнейшее развитие. Напомним, что в конце 2010 года Москва отказалась поставлять Ирану средства ПВО, мотивируя это необходимостью соблюдения международных санкций против Исламской Республики.

А теперь Тегеран подает на Москву в суд за невыполнение контракта, подписанного сторонами еще в 2008 году. У представителей российских властей это вызвало такую реакцию: "С учетом традиционно дружественного характера двусторонних отношений не может не вызывать удивления, что наши иранские партнеры избрали именно такой путь", — заявил официальный представитель внешнеполитического ведомства России Александр Лукашевич.

По его словам, Москва предпочла бы этому совместный поиск способов урегулирования спорных вопросов в рамках прямого диалога". Правда, информационны агентства приводят и другое высказывание Лукашевича, суть которого состоит в неизменности позиции России по выполнению контракта С-300: "Выполнение российской стороной соответствующего контракта стало невозможным в связи с принятой резолюцией 1929 Совета Безопасности ООН и Указом президента 1154 от 22 сентября 2010 года".

Между тем иранская сторона не делает из ситуации особой трагедии. Как заявил 24 августа нынешнего года посол Ирана Сейид Реза Саджади, "Исламская Республика очень быстро закрыла брешь в своей ПВО за счет других источников". Однако подробности он раскрывать не стал.

Но и это еще не все. В последние месяцы странная ситуация наблюдается и в отношении разработки российскими компаниями иранских газовых месторождений. Это дало некоторым экспертам основания для выдвижения предположений о том, что срыв контракта по С-300 будет иметь далеко идущие последствия для России при реализации проектов в нефтегазовой сфере.

Ситуацию для "Правды.Ру" комментируют эксперты Иван Родионов, Александр Храмчихин и Раджаб Сафаров.

Раджаб Сафаров, генеральный директор Института изучения современного Ирана: "Иран вовсе не предпринимал каких-то недружественных шагов в отношении России, как считает Лукашевич. Хотя именно Тегеран имел все основания считать невыполнение контракта недружественным шагом по отношению к себе и обижаться. Ведь речь шла о поставках крайне важной в плане обороны продукции.

К тому же Россия могла заранее сообщить о таком решении по дипломатическим каналам, чтобы иранская сторона была к этому готова, но не сделала этого.

Но даже в том положении, когда Москва разорвала контракт, который никоим образом не подпадал под санкции ООН, Тегеран, напротив, пытался помочь ей выполнить это соглашение и сохранить лицо. Ведь что в данном случае означает обращение Ирана в международный арбитраж? Это значит следующее: если действия России признают неправильными, ей придется, согласно международным же законам, выполнять условия контракта, и все будут довольны.

В Иране прекрасно понимают, что невыполнение контракта по поставке С-300 было связано с тем, что Москва находится в плену разного рода интересов на Западе и что она не хотела так поступать, но ей пришлось это сделать ввиду разного рода обстоятельств и, прежде всего, соблюдения партнерства с Западом.

И обращение в международный арбитраж Ирана создает для России возможность обойти давление Запада, сохранить репутацию не только в глазах Тегерана, но и всего мира. Ведь дело тут не только в Иране. Своим поведением Россия продемонстрировала себя как ненадежного и несамостоятельного партнера, который из-за каких-то веяний может не выполнить соглашения, неугодные третьей стороне.

Обращаю особое внимание на то, что выполнение условий контракта было выгодно в первую очередь России, которая могла получить гораздо больше, чем миллиард долларов за эти ЗРК, поскольку речь неизбежно шла и о дальнейшем сотрудничестве по ВТС, включая поставки комплектующих, дополнительном обслуживании и так далее.

По поводу того, будто российские компании испытывают затрудения на иранском рынке, скажу, что и это неправда. Создается впечатление, что они сами не хотят разрабатывать газовые месторождения и вкладывать в них деньги, опасаясь американских санкций. И опять Иран идет здесь навстречу России. Несмотря на то что есть другие иностранные партнеры, которые бы желали получить столь лакомые куски, как месторождения Южного Парса, он дает Москве время подумать и поменять свое решение".


Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа: "Скорее всего, наблюдающиеся у нас проблемы с реализацией нефтегазовых проектов в Иране связаны со срывом контракта по С-300. Следует учитывать специфику работы с такими странами, которые в любом случае не оставят без последствий то, как с ними поступают. Причем делаться это может так, что с виду может создаться впечатление, что иранцы вроде бы и ни при чем и что это мы сами отказываемся работать.

Что же касается конкретной ситуации с невыполнением контракта по С-300, то Россия должна была понимать, что это будет иметь для нее крайне негативные последствия. В 2010 году Совбез ООН действительно наложил на Иран оружейные санкции за его несогласие остановить ядерную программу. Впрочем, они касались наступательных видов вооружений, и там ничего не говорилось о средствах ПВО.

Иранское руководство, ввиду возможного конфликта с Западом и Израилем, пытается не допустить негативного сценария развития событий и укрепить собственную противоздушную оборону. Невыполнение российской стороной этого контракта поставило под вопрос безопасность Ирана. Ведь, по сути, смысл наших действий относительно разрыва контракта по С-300 сводился не только к стремлению добиться выгодных условий заключения договора СНВ-3, но и сделать приятное Западу.

И можно было предвидеть, что это не останется для нас без последствий. Тем более что международное право в случае невыполнения уже подписанных контрактов дает основания для судебных разбирательств и получения компенсаций. Что же касается перспектив удовлетворения иранских претензий, то, я думаю, Тегеран прекрасно понимает, что шансов добиться этого мало, и главная цель здесь — наказать Россию, выставив ее на весь свет по меньшей мере как ненадежного партнера.

Тем более что утверждения Тегерана относительно того, что он нашел замену российским С-300, могут и не быть блефом, учитывая, что в конце прошлого года он показал на параде ЗРК, удивительно похожие на "трехсотки". Я вижу два основных трафика, по которым Иран мог получить эти комплексы: Китай и Белорусия".


Иван Родионов, профессор Высшей школы экономики: "Что касается подачи Ираном иска в суд, то это отвечает принципам международного права. Заключая сделку с Ираном в 2008 году, мы прекрасно знали, что в случае ее невыполнения Тегеран может обратиться в Международный суд.

Что же касается пробуксовки совместных проектов по газу, то, разумеется, чтобы без проблем работать в Иране, нужно поддерживать с его руководством политические связи. Но здесь дело, скорее, не в каких-то ограничительных действиях Тегерана. Да, он стремится обезопасить себя от определенных рисков и выдвигает свои условия для иностранных компаний, желающих работать на его рынке. В том числе и относительно подтверждения их денежных резервов. Но в основном проблемы с реализацией совместных соглашений по разработке газовых месторождений обусловлены действиями нашей стороны.

Руководство российских компаний в свете непростой ситуации вокруг Ирана ощущает риски и опасается вкладывать крупные средства. В свою очередь, Исламская Республика тоже понимает свою значимость как возможного поставщика газа в Европу, и поэтому она будет стремиться извлечь максимальную выгоду от эксплуатации своих газовых месторождений.

Что же касается последствий разрыва контракта для самого Ирана, то не думаю, что это для него столь критично. У него действительно есть пути для получения аналогичной продукции. Во-первых, в С-300 заложены технологии 1970-х годов, и для бурно развивающегося Ирана с его мощной промышленной и научной базой они могут быть вполне доступны.

Учитывая это, можно предположить, что Тегеран даже не особенно рассчитывает получить финансовые издержки за разорванный контракт или как-то наказать Россию. Для него это дополнительная возможность продемонстрировать свою значимость и показать, что он может разговаривать на равных с большими державами".

Сергей Балмасов

Правда.ру


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments